Призрак Дон-Кихота

Иногда мне говорят, что у меня шило в причинном месте. На самом же деле это стрела. По моей скромной теории, в момент первого юношеского сна о прекрасной даме, я имел неосторожность неудачно повернуться, и пущенная Амуром стрела угодила в задницу, вместо сердца. Не имея инструкций, как действовать в подобной ситуации, Ангелочек решил скрыться с места преступления, чтобы потом орать всюду о своей непричастности, а я что? Я так и остался. Дон-Кихот последних времен, со скандинавским топором вместо меча, дохлой клячей времени и верным оруженосцем, который любит Булгакова и Джинн в равных пропорциях.

И вот стрела-то зудит, на месте сидеть не дает, а вокруг столько изысканных дам, не успевающих отстирывать простыни от своего целомудрия и морализаторства, столько козлов-драконов, столько ветряных мельниц препятствий… ну и порубил я, значит, мельницы и потускнел. Рыцарь без дамы и подвига, что фурункул в том самом месте, где и стрела: и сам раздулся, и другим спать мешает… И тошно так, что с радостью повесился бы на какой-нибудь мельнице, да порубил же их все, герой хренов.

А так ведь романтично было бы: идет себе какая-нить утонченная дама, видит в темноте парящую фигуру со странной взволнованностью ниже пояса (в темноте оно ж не видно с какой стороны), и густо так краснеет. И я вот, ложится спать, а тут я, влекомый своей стрелою вламываюсь в опочивальню и голошу «Дульсинеяяяяя!!!!», она испугано вопит, я вздыхаю «спи, дура». И прусь обратно на свою мельницу, в ожидании следующей незамутненной личности с не очень чистым и не всегда трезвым взглядом.