Мама. Я тебя сегодня скорблю

Мама, всегда тебя помню и скорблю.

В преддверии дня рождения в очередной раз выслушивал, какой я не позитивный, не жизнерадостный и прочее… вырвалось.

Я тебя сегодня скорблю. Что? Неграмотно? Да пошли бы все эти грамотеи… можно выучить все правила русского языка, но не понять правил жизни. Каких? Да хотя бы того простого, что нет ничего дороже матери и ни одна плоскозадая фифа недостойна того, чтобы поставить ее выше единственного источника жизни и радости. Любовь никогда не проходит. Помнишь? Так и в Писании сказано. И что делать, если скорбь, синоним настоящей памяти, настоящей привязанности – единственный способ любить, единственный способ не предать, единственный способ не стать ублюдком, который радуется жизни, прыгая и танцуя на могиле родной матери.

Ты знаешь, мам, они говорят, что я депрессивный, что я не радуюсь жизни… они не знают сколько радости порождает в моем сердце мысль о том, что перед отправкой в муку вечную (Рая я не заслужил по грехам и думать о том, что войду в обители святых было бы слишком наивно, я знаю какая я, в сущности, сволочь), я хоть на мгновение, хоть издалека увижу твой силуэт, поймаю взгляд… горький взгляд от того, что твой сын стал мерзавцем, так смотрят матери на детей, которых отправляют по этапу на зону… в этом взгляде и любовь, и боль, и невыразимая горечь и надежда… и этим взглядом я буду жить вечно там, где мне предначертано мучиться за грехи. Раньше я мечтал быть с тобой рядом, но теперь…

Да вряд ли, я ведь, мам, реецедивист,
За мной тюрьма, как пашня за колхозом…
Не выйдет из меня уж трактарист,
Пахать уже нельзя, а сеять поздно.

Я стал совершенно бесполезным… мне стукнет 27 лет… 27… а я до сих пор не женат. Любая мать мечтает стать бабушкой, а я даже этого дать не смогу, потому что я слишком уродлив, чтобы меня любили, а еще у меня нет яхт и я не миллиардер… а сейчас время так изменилось… плевать всем, что у тебя в душе… мужчина – это кошелек и рабочая сила для большинства… а еще защитник. А я не зарабатываю миллионов, не могу таскать картошку… да и защитить вряд ли смогу, не спецназовец и не каратист…
Воистину «мать – это имя Бога на устах и в сердцах всех детей мира» (с) Ворон.

Ты всегда со мной, я и завтра, и до конца дней буду скоробить тебя, потому что даже будучи последней скотиной, я остаюсь твоим сыном.

А насчет девушек… ты помнишь, мам, в 10 лет я посмотрел «Красавицу и Чудовище» и у меня была истерика, что я чудовище? Ты тогда сказала, что если я стану добрым, умным и галантным человеком, воспитанным, преданным и заботливым, то девушка не посмотрит на мою болезнь? Сейчас мир другой… большинство считает начитанность чуть ли не пороком, а галантность… ах, это же так не брутально…  знаешь, как они называют меня?

«Урод, биомусор», «недоделок», они гогочут и издеваются и им плевать, что у меня внутри… а я все равно верю… ты никогда меня не обманывал… однажды встретится она, именно ОНА, красавица, способная полюбить чудовщие… или как у Сапковского «Любовь, разрушающая проклятье оборотня, как в сказке… в мире, где правит продажность и сволочность искренние чувства способны творить чудеса…. И потому за них стоит бороться, как в сказке».

Однажды она придет и, как в Призраке оперы прольет слезы над моим отчаяньем… и эти хрустальные слезинки станут тем самым сказочным озером живой воды, войдя в которое седовласый израненный воин вновь сможет помолодеть и снова начнет улыбаться. Не ехидничать, а именно улыбаться и радоваться… конечно, она никогда не заменит тебя… это невозможно, но… она будет скорбить тебя вместе со мной и радоваться памяти о тебе, помогая мне жить дальше… одна дура недавно сказала, что если я полюблю, и меня полюбят – я предам твою память… но полюбив я просто поделюсь светлой памятью о тебе, поделюсь той необычной радостью, которую так непросто понять… и тогда… тогда быть может моя душа перестанет так болеть и я смогу вспоминать только светлые моменты, а не смотреть по ночам на то место, где ты лежала…

Похожие записи: