Храм родной

Не просто в храм, скорей, в обитель,
Я проведеньем послан был…

Протоиерей Сергий Киселев

У каждого человека есть свой храм, родной, любимый. Порой человек долго не может отыскать свою церквушку, а порой первый в его жизни храм становится родным. У отца Константина очень редко получалось ко мне выбраться, ведь у него масса служений, да и семья, дети. Представляю, как жадно они ловят каждое мгновение, когда папа свободен. Тогда мы стали искать пути, чтобы я мог приезжать к нему. С одними людьми знакомил меня он, других я находил среди старых своих знакомых. Так или иначе, но порой удается мне выбраться в храм. После нескольких посещений я понял, что это мой храм. Сложно объяснить, но в Свято-Троицком Измайловском Соборе я чувствую себя, как дома. Братия постепенно стала мне семьей, не так давно я почувствовал, что очень люблю этих людей. Позвольте сказать несколько слов о тех, кого я знаю.

Протоиерей Геннадий Бартов

Отец Геннадий – настоятель храма. Лично я с ним не общался, но знаю, вижу по нему, что он тепло ко мне относится и рад, когда я приезжаю. Всегда приятно увидеть, как в Царских вратах появляется лицо доброго старца. Мудрый человек, прекрасный проповедник. Ходили слухи, что когда случился пожар, у настоятеля сердце заболело, братия уговаривали его лечь в больницу. Поглядев на него, я чувствую, что это правда. Вот, как любит батюшка храм.

Протоиерей Павел Кудряшов

Отца Павла знаю немного, несколько раз исповедовался у него. Он очень смиренный человек, кроткий и спокойный, исповедь мою прочитал (что было не так-то просто, из-за болезни, у меня очень плохой почерк), и единственный вопрос: «Звать-то как?». Он очень мягкий и смиренный.

Иерей Георгий Антонов

Так же приходилось мне исповедоваться и у отца Георгия. Один раз он увидел, что мне стоять трудно, даже читать ничего не стал, накрыл и молитву произнес. Другие разы вдумчиво читал мои каракули. Как-то стою, и он в полумраке храма читает. Вдруг включается свет, и отец Георгий с улыбкой говорит: «Спасибо, так стало намного лучше». Глядя на его смеющиеся глаза невозможно не улыбнуться.

Диакон Сергий Шалберов

Приезжая в собор, я наблюдал, как из алтаря выплывает лучистое солнце – диакон. Мне хотелось с ним познакомиться, но подойти было неудобно, да и непросто. На службе он оглушал басом, а после сиял кротостью. Всему свое время, и вот в этом году, случайно, мне удалось познакомиться с отцом Сергием. Он очень простой и добродушный, говорит очень понятно и доступно. Мы братски целуемся, каждый раз, когда я оказываюсь в храме, и он служит. Отец Сергий несколько раз давал мне дельные советы, которые мне помогали, критиковал мои стихи, сам он любит поэзию. Светится радостью и теплотой, солнце, одним словом. Читая его статьи, я всегда поражаюсь чудесным описанием. Самому мне, по понятным причинам, они даются очень непросто, а тут читаешь – и картины перед глазами, будто бы, я сам вижу то, что некогда видел он. Вот оно, искусство. Всякий раз, когда вижу его, хочется подойти и ткнуться в пушистую бороду, но не могу, по болезни, подойти. А он, словно чувствует, сам подходит ко мне. Сохрани его, Господи, на многая лета!

Церковь – корабль спасения, потому и я, любезнейший читатель, решил закончить эту главу словами Владимира Семеновича Высоцкого:

Они подхватят меня за одежду,
Значит, падать одетому – плюс.
В шлюпочный нос, как в надежду,
Мертвою хваткой вцеплюсь!