Редактирование

Владимир Иванович.  поэт Александр Меркушев

Владимир Иванович Глушко

Любой книге, сколь бы прекрасна она не была нужен редактор. Автор, в принципе, не может быть объективен. Существует такое понятие: «слепая материнская любовь», это когда мать не может увидеть недостатков своего ребенка. Процесс написания книги очень похож на рождение чада, те же муки, та же радость и та же любовь. Но всякому человеку хочется быть объективным, поэтому и нанимаются корректоры и редакторы. Я не долго мучился с поиском нужного человека. Владимир Иванович – мой учитель русского языка помогал мне подтянуть грамматику. Я показал ему свои наметки, и он очень быстро согласился помочь. Главным условием этого человека с золотым сердцем было: «Никаких денег!». И началась работа. По нескольку часов мы сидели над одной страницей, оказалось, мое произведение вовсе не так уж безупречно…

Сам не понимаю, как получилось, но этот человек поставил мне стиль, научил не просто писать, но чувствовать слова, как нечто объемное, материальное, живое. Чем больше я писал, тем больше чувствовал слова, и тем меньше времени уходило на исправление моего текста.

Только не надо думать, что все было идеально: мы спорили до хрипоты, я отстаивал свои строчки так, будто бы, седели мы не за столом в светлой комнате, но по разную сторону баррикад под Курской дугой. Владимир Иванович вкладывал в эту книгу всю душу.

Это было не сухое исправление текста, какое вы могли бы увидеть в каком-нибудь издательстве, но постоянный спор, он относился к тексту, как к живому существу, да текст и был живым, ведь написано все это было кровью из сердца. Мы общались, курили, ругались и смеялись над моими погрешностями. Одним из ярких примеров такой неточности была фраза, доведшая его до Гомерического хохота: «Призванный скелет враждебно осклабился»…

Другие люди предлагают мне помочь с редакцией, но свои рукописи я доверю лишь одному человеку…