Становление

Я сам не знал, в кого я воспитаюсь,
Любил друзей, гостей и анашу.
Теперь чуть что, чего — за нож хватаюсь, —
Которого, по счастью, не ношу.

Владимир Высоцкий «Летела жизнь»

Безусловно, до наркотиков дело доходило не у всех, хотя, к несчастью, некоторые знакомые и до героина докатились… но это крайний случай, вообще, я и по сей день убежден, что если пацан попробует курить, выпить – это нормально, но именно ПОПРОБУЕТ, а не подсядет. Врачей и социологов и поныне волнует вопрос: «почему дети пьют?». За всех не скажу, но вот про наших ребят скажу пару слов: во-первых, было интересно, хотелось взрослыми себя почувствовать, во-вторых, выпили – вроде и на душе не так паршиво, в то время ведь над инвалидами многие издевались, хотя был уже двадцать первый век… меня лично камнями забрасывали… Куда не приди, ТАКОГО услышишь. Особенно поражали врачи, даже обследовать отказывались, пока «выпендриваться» не перестану, а я и не начинал, просто в силу заболевания, у меня порой тряслись руки … Одной женщине из ГАОРДИ вообще сказали: «сами таких уродов нарожали, сами за ними и ухаживайте, для нас ваших детей не существует!». Думаю, одним этим заявлением сказано много, общество отворачивалось от нас, обычные люди проклинали, шарахались, как от чумных, а мы выживали, а от безысходности, от ощущения полной своей ненужности пили… Здоровые сверстники не только гнушались, но и избивали, поговаривали, что одного поймали недалеко от школы… и закончилось дело больницей, уж не знаю насколько это правда, но слухи ходили.

Куда нам было деваться? Нервы не выдерживали… мы, вопреки мнению окружающих, были живыми. Я тоже нередко отхватывал, но отчасти благодаря этому имею высокий болевой порог, привык.

В то время я возрастал и духовно, писал, захлебом слушал Высоцкого, любовь к которому привил еще дедушка, да и просто жил. В отличие от многих я вовремя остановился, а ведь знаю много случаев, когда благодаря изгнанию люди спивались, им порой не было шестнадцати.

В то время мой характер окончательно сформировался, появилась умеренная жесткость и необходимое упрямство, которое нередко выражалось в целеустремленности.
Прошу вас, дорогой читатель, если видите перед собой инвалида улыбнитесь ему, мягко, кротко, чтобы он понял, что это не насмешка, ведь холодный взгляд, или отведение его очень ранят душу: сразу мысли возникают «что уставились? Цирк что ли?», или, если отведут: «Неужели я настолько уродлив, что даже смотреть противно?». Лично меня подобные вещи закаляли, но многие ломаются….