Восстание от праха

Снова все мои желанья, что я сжег дотла,
Оживают и зовут меня…

Ария «Путь в никуда»

Порой мы не можем представить последствий своих действий, настолько бывают они неожиданны. Так и я, создав клуб осенью, не предполагал, как он изменит мою жизнь зимой. Однажды ночью я проснулся, и увидел, что какая-то девушка приглашает меня и членов клуба принять участие в Церковной конференции, посвященной вопросам брака. Я культурно отписался, объяснил, что все, наверное, с радостью пошли бы, но, в принципе, не можем. Написал нечто в таком роде и забыл . Пошел, покурил, возвращаюсь, а она пишет, расспрашивает, предлагает на «ты» перейти, говорит, машина есть… стали переписываться по контакту, надо сказать, что меня смущал белый халат на аватарке… ну, не люблю я врачей, так уж жизнь сложилась. Не боюсь, а именно не люблю, не доверяю, особенно, после всего, что они со мной сделали. Нет, я ничего не имею против медицины, но для меня это самая крайняя мера, если уж чувствую, что помираю – тогда обращусь. Хотя, порой мне кажется, что лучше не знать о заболевании. Вспоминается мой дорогой друг Евгений Михайлович Юровский, он болел лейкемией, но никогда не обращался к врачам, не пускал медиков. Но суть в том, что он не знал о болезни, и потому не считал оставшиеся дни, жил полноценной жизнью до последнего ее мига. Вот пример мужества, ведь даже не смотря на такую болезнь и почтенный возраст он покорил Эльбрус, а ему было семьдесят. Царствие Божие дорогому другу.

Стали мы с этой девушкой переписываться по контакту, договорились встретиться, но тетя возразила, потому что не знала, что за человек. Она за меня беспокоиться, боится с незнакомыми отпускать куда-то, но я настоял, и удалось встретиться. По началу я и сам опасался, но когда девушка сказала, что знает моего духовника, и он это подтвердил, сомнений не осталось. Я нервничал: давно ни с кем не знакомился, да и смутить боялся своим видом. Вспоминался Верхарн:

И кожа ссохнется, и мышцы ослабеют,
И скука льется в плоть, желания губя.
И в черепе твоем мечты окостенеют,
И ужас из зеркал посмотрит на тебя.

Она приехала, я вышел, но она, будто, ничего не заметила, человек высококультурный и глубоко верующий. Общение с ней доставило мне удовольствие, чего я не мог ожидать. Даже тетя, пообщавшись с ней, без вопросов отпустила меня на конференцию. Дело не в том, что тетя командует мной, мы все обсуждаем, она только советует, конечные решения всегда принимаю я. Съездили на конференцию, мне очень понравилось, хотя вымотался знатно. Но поблагодарить ее должным образом я не сумел: маска озлобленного на мир, старика-мизантропа слишком приросла к моему лицу. Я чудесно провел время, а такое бывает редко. Ну, съездили, повспоминал, порадовался, но пора было возвращаться к прежней жизни, оживший на день мертвец-некромант, должен был вновь рассыпаться прахом, уйти обратно, в глухой затвор немой души. Конференция состоялась второго января, близилось Рождество. Я всегда жалел, что не могу быть в храме, а она, словно почувствовала это. Вообще, в моем представлении Людочка очень чуткий человек, предложила поехать с ней на службу, а потом к ней в гости, отпраздновать Рождество. Разве от такого можно отказаться? Поехали, на пути к ней, нам составили компанию ее друзья, и я вновь выпустил колючки. Вспоминались слова Д.Борисенкова:

Когда-нибудь я буду тих –
Как псих, довольный всем и всеми,
А жизнь моя, мой белый стих,
Вдруг станет в рифму и по теме.
Когда-нибудь я буду нем –
Как пень, я буду нем и мрачен
И жить в молчании только тем,
Что памятью, и – не иначе.
Черный обелиск «Когда-нибудь»

После застолья, где я почти ни к чему не притронулся, по стеснению, ребята пошли в комнату, играли на гитаре, а я удалился в прихожею, расположившись на плетенном кресле. Я устал от людей, мне было не привычно количество их, и захотелось уйти в себя, заглянуть в полумрак души. Но она повела меня к людям, и мне было неудобно отказаться. Постоянно казалось, что я как-то не очень к месту. Задремал на диванчике. Наутро, а вернее днем, она разбудила и привезла домой. Думал, что на этом все закончится и так слишком много внимания ко мне, проклятому старику двадцати лет. Ночами писал. Через неделю она вновь предложила съездить на Литургию, вот этого я явно не ожидал, с чего такая забота? Я верующий, конечно, никогда не откажусь посетить службу, ведь не так часто мне это удавалось. С тех пор каждое воскресение она отвозит меня к Господу. Порой мы ехали молча, хотелось начать общаться, но я боялся заговорить словами своего персонажа. Дело в том, что, живя в дали от людей, я научился писать, но совершенно разучился говорить обычным языком. Пару раз хотел что-то сказать, но в голову приходила такая метафора, что мы бы точно в столб влетели… она не наседала.

Как-то она рассказала, что при их храме собирается православная молодежь, и меня пригласила. Я отнекиваться, но она настояла: «Я тебя в храм вожу, неужели ты думаешь, что я отвезу тебя туда, где тебе будет плохо?» Возразить было нечего, обидеть побоялся. На самом деле побаивался таких сборищ, люди ведь разные, да и мне среди них места нет.

Как у группы Легион:

Но ты очнёшься от ложных чувств.
И в мир вернёшься страшен и пуст.
Тебе всё чуждо мифов творец
И ты ненужный, жалкий глупец…

Но я ошибся, ребята оказались нормальными.

Позже начались проблемы со здоровьем, спину прихватывать стало. Но я такой человек, что не могу прямо сказать, к тому же девушке, ведь вырос на рыцарских понятиях и для меня много значит слово «честь». Порой пытался намекать в удобной мне смехотворной форме, посылал ей мрачные стихи, которые мне нравились, но она не понимала. Порой негодовал, рассказал ситуацию другу, и она мне выдала «Если ты не обратишься к врачу, я обращусь к отцу Константину…». В то время у тети были проблемы с давлением, и ей я ничего не говорил, а порой становилось совсем паршиво. Наконец пересилил себя, плюнув на свою возвышенность и гордость, сказал. Чувствовал себя последним нытиком, но в ее глазах, это, кажется, было не так. Поразился заботе, она достаточно быстро устроила меня к врачу, и мне помогли. Думаю, в следующий раз я сразу обращусь к ней, ведь этому человеку я могу себя доверить.

На моем двадцатилетие собрались самые близкие люди.

«В наш тесный круг не каждый попадал» В.Высоцкий

Людочка всем очень понравилась, подарила мне замечательную фотографию лошадей, и как она только угадала, что я люблю этих созданий? Мама часто рисовала их…

Летом она уезжала за границу, и, к своему удивлению, я скучал по ней. Неужели ей удалось зажечь искорку в моей ледяной душе? Когда она вернулась, я очень радовался, хотя, не очень мне удается выражать свои эмоции, отвык…

В августе мы с ней и группой православной молодежи отправились в летнюю Богословскую школу, проходившую под Новгородом, в Свято-Юрьевом мужском монастыре, под Новгородом. Там я по достоинству оценил самоотверженность этого человека: на ней была вся организация лагеря, и хрупкие женские плечи выдержали это с достоинством.

У Люды прекрасная мама, видно, что человек очень добрый и душевный, мы общались несколько раз, но я в людях редко ошибаюсь. Она высоко оценила творения проклятого поэта, за что я ей очень благодарен. Думаю, Люда очень похожа на нее, взяла все лучшее. С отцом, я почти не общался, но могу отметить чувство юмора этого человека.

Люда безумно скромна – истинная христианка, ее волнуют мои проблемы, но о своих она предпочитает умолчать, хотя, мне немного неудобно, я ведь тоже очень хочу помочь всем, чем только смогу… а могу я все же не так уж мало.

Постоянно молюсь, чтобы наше общение не прервалось, но стали мы еще ближе. Я в жизни наглотался такого, чего другим не снилось, но скорбящий, когда-нибудь, должен познать радость, а я чувствую, что радость мне дает именно она.