Стихи 2016 года

Я просто хотел, чтобы обняли…

Я просто хотел, чтобы обняли,
Я просто хотел, чтобы поняли.
Не избалованный нежностью,
Стремящийся к ветхой вечности.

Я просто хотел тепла кусок,
Как пес голодный и злой
Пригладили чтоб хоть один волосок,
Чтоб кто-то позвал домой.

Я просто хотел нужным быть,
И чувствовать себя значимым.
Но старость – время мечты хоронить,
Они сполна горем оплачены

И рвется надежда птахою,
Колотятся бабочкой об виски.
Я снова стаю пред плахою,
И череп сдавили тиски.

Я просто хотел, чтобы обняли,
Я просто хотел, чтоб поняли,
Я просто хочу… чтоб помнили…

Урсула ты моя, Урсула…

Урсула ты моя, Урсула…
Я твой дряхлый, хромающей Гейне.
О тебе я мечтал до утра,
Утопая в мечтах и портвейне

Ты Кристиной привиделась мне,
Голос призрака сводит с ума,
И в колючей ночной тишине,
Только ты, как прежде нужна…

Эсмиральды в тебе черты
Эта страсть, ты – оживший сон
И нужна мне теперь лишь ты
Я до смерти в тебя влюблен….

Удел странника

Ты долго скитался по вечности мрачной,
Ты сам стал себя чужаком.
В погоне пытался поймать день вчерашний,
Но время — нещадный закон.

И черные ризы — то ризы покоя,
Закрыли твою седину,
Но тянешься вновь ледяною рукою
К мечте, что уйдет поутру.

Пустыми глазами ты жадно внимаешь
Расплывчатым образам дней.
В снегов седине ты скоро растаешь,
Ни свой, да и вобщем ничей.

За прошлым угнаться навряд ли возможно,
Но памятью можно ведь жить.
Что дальше… представить и страшно, и сложно,
В сем мире погрязшим во лжи.

А прошлого карта ковром расстелилась,
Родные на ней имена.
И в сердце навечно тоска поселилась,
И чаша испита до дна.

Удел жены — ждать. удел странных — скитаться,
До жизни последнего дня.
Той жизни с которой я жаждал расстаться,
Никто не полюбит меня…

Твоя от Твоих

Твоя от Твоих, я Тебе приношу все строки,
Те, что Ты дал мне, любимый Отец Небесный
Твоя от Твоих, уже поджимают сроки
Жизни земной, поспешной, смешной, телесной

Твоя от Твоих, когда на Суде предстану,
Я их предъявлю Тебе в свое оправданье,
Ведь я авторучкой Твоей писал неустанно,
Тебе я хотел служить, таково желанье

Твоя от Твоих, я их от людей скрываю,
Чтоб сладость речей их не скрыла Твоей славы,
Твоя от Твоих, то что дал мне – в них изливаю,
Прощения за них жду, а не лавры…

Твои губы – моя кислородная маска

Твои губы – моя кислородная маска,
Ты сама – как источник хрустальной воды,
Что собой ободряет героев в тех сказках,
Про волшебные кущи, сады.

Твои руки – как крылья, когда их на плечи
Ты кладешь мне, прикрыв свои милые очи,
И вино, как и время, конечно, не лечит,
Ты – родная такая, люблю тебя очень…

Что теплое в сердце твоем тоже есть ведь?
К одичалому волку, в лесу темном жизни…
И я знаю одна ты такая на свете…
Без тебя начинаю готовится к тризне.

Каждый твой поцелуй оживляет на время,
Оживляешь меня ты и ласковым взглядом…
Дай мне быть молодым, столько, сколько сумеешь.
Я еще поживу… сколько будешь ты рядом

Прошла вся жизнь в предпохоронном свете…

Прошла вся жизнь в предпохоронном свете,
Минула молодость и зрелость позади.
Не найдены к концу пути ответы,
Окаменей, железка, что в груди

На месте сердца каменного ныне
Железное – не чувствует оно,
Я заблудился в жизненной пустыне,
Стремился вверх… и вновь… упал на дно.

Не привлекателен, не мил, не дорог
Забвенье средь людей – мой безотчетный страх,
Вступил теперь в зимы предсмертной пору
Часы пробили – вот и жизни крах…

Седой старик, забывшийся в маразме
Рукой дряблой гладит седину,
Бормочит что-то там про сглазы,
Уже и сам себя я не пойму

А я все думаю, и жду ответа
Взывая днем и ночь к небесам,
Пошли мне Бог, молю тебя об этом,
Такую же уродку, как я сам

Любимой смерти

Приди ко мне и разорви завесу,
Худого этого и злого бытия,
Я так устал, мне дальше жить нельзя,
Грудь давят ребра стопудовым прессом.

Любимая, приди, тебя молю,
Ты заплети косу под капюшоном,
Закрой глаза мои, прошу, умалишенный,
Остуду дай, как свечка я горю…

Венчальную скупую ектенью
Прорежет глас твой мощный, погребальный,
Могилу мамину – постель мою,
Мне подготовь, желанная, заранее…

Все кости пересчитаны уже,
Твое богатство в целости поныне,
Погас давно светильник, что в душе,
А может света не была в помине?

Позволь мне сдернуть черную фату,
Холодный поцелуй впивая страстно,
О, Смерть, любимая, ты надо мною властна,
Так воплоти последнюю мечту…

Не будет боли больше и страданий,
Трясучек этих в скрюченных руках,
Ответь, к тебе взывает ветхий прах…
Дай мне покой… последнее желанье

Почитай мне вслух мои стихи о тебе

Почитай мне вслух мои стихи о тебе
Если слеп и глух – напиши их на мне,
Пальцем правый руки – выводи строку,
Сколько я написал на своем веку…

Понял я одно – все ведь о тебе,
И твои черты видел в детском сне…
Бред я написал? Закати глаза…
Тяжело вздохни – все я знаю сам…

Ты пришла в мой лес и тебе я рад
Аленький цветок для тебя растил…
Поцелуй не спас – чудищу во мрак,
Может пора с горем уползти…

Обманув меня, в сказку поиграй,
Будто принцем стал, будто я хорош…
Мне не долго уж… до ухода в Рай…
Здесь я для тебя… так случилось…. Что ж…

Настало время стать лежачим камнем

Настало время стать лежачим камнем,
Иссохшим, позабытым меж людей,
Окаменеть и позабыть печали,
От года к году, я циничней, злей

Настало время сыпаться на части,
Я постарел давно душой и свет не мил.
Пора признать, что невозможно счастье.
Ах, сколько раз мечту я хоронил….

Она смердит полуистлевшим трупом,
С гниющими костями наизнанку
Душа мертва, на чувства стала скупа
Пора на Небеса, нужна ль «загранка»

Ломая цепи мирозданий

Ломая цепи мирозданий
Пытался ты любовь найти,
Но, постигая кучу знаний,
Ты одинок в конце пути.

Ты сгинешь точкой многоточий,
Никчемный старый идиот,
В смертельном сне закроешь очи,
Освобождаясь от забот

И в день рождения могила
Поглотит твой проклятый прах.
Закончились в душе все силы.
Тебе пора шагнуть во мрак

Кричать до крови в пьяных полуснах

Кричать до крови в пьяных полуснах,
На сердце вырезать ножом сердечки,
Когда настал всей жизни крах
Ни время, и ни водка не излечат

Бежать за сумасшедшую мечтой,
На стуле сидя, лежа на кровати…
И вечный выторговывать покой
Его мне дай, Ревнитель и Каратель…

В душе лишь мрак, отчаянье и смерть,
Всегда бывает так в конце пути…
А сколько можно мне еще стареть?
Двенадцать лет назад я должен был уйти

Таких как я любить может лишь мать,
Лишь ей на то дарованы Им силы…
Я знаю, мама, как хочу я умирать…
Рыдая лягу на твою могилу

Когда жизнь прожита дотла

Когда жизнь прожита дотла,
Когда уж нету сил.
Когда надежда умерла.
Когда похоронил

Свою последнюю мечту,
Когда нет смысла жить
Когда сквозь крика немоту
Хочу себя убить.

Когда и пиво не берёт
И умерла душа.
Когда нет целей и забот,
И сгинуть в камышах

Когда никто уже не ждёт,
Никто тебе не рад.
И звёзд пралакса пересчёт
Толкуешь наугад.

Когда ты хочешь умереть
И ты обязан жить.
И задвхаться, и стареть
Когда увяз во лжи.

Когда разодрана душа
В кровавы ласкуты
И не стрямясь, и не спеша
Во тьме остался ты

Изломами судьбы рисую твой образ

Изломами судьбы рисую твой образ,
Умершей мечты старика,
Я как старый чемодан, всегда собран,
«Куда?» спросишь ты? То ли в ад, то ли в облака.

Душа – шестеренка часов, проржавевших недавно,
Тупой механизм, что уже отработал свое,
А шестеренку души завернут ли в саван?
Ей повезло… метал не клюет воронье

Шарнирные пальцы печатают реальность иную,
Дряхлеющий робот-писатель… программный сбой…
О музе мечтал всю жизнь, по молодости тоскуя,
Но вместо арфы ее кругом похоронный бой…

Другой механизм пришел отпевать андройда,
Другого, по-моему, «колоколом» зовут.
И радостно от того, что путь жизни пройден,
И, может быть, железяку там, в небе, ждут….

Завернусь в Тебя, как в одеяло

Завернусь в Тебя, как в одеяло,
Мой Творец, пристанище и рок…
Что-то сил совсем осталось мало,
Не апостол я, и не пророк…

Я лежу, рассыпавшись на части,
Двадцать первый Твой пою псалом,
Не прошу почти уже о счастьи,
Лишь жалею горько о былом…

Как птенец в трнепвожном трепетании,
Предвкушаю грешный мой конец…
Пусть не выдержал духовной в жизни брани,
За страдания мне приготовь венец…

Все расчеты свелись к нулю

Все расчеты свелись к нулю.
Может, правда, вмешаться Бог
Не спешит Он и я не пою,
И за что, я навек одинок…

Впрочем, может, людей бережет,
От судьбы уготованной мне.
Приговор прозвучал и вот
Догорать в ослепляющей тьме

Кости плавятся как парафин,
Я давно не тяну на воск.
Должен, видимо, стать нелюдим.
Видно этого хочет Бог…

А любви-то на свете нет

А любви-то на свете нет,
Я до старости не нашел,
Я не вижу вдали тот свет,
За которым всю жизнь я шел…

Алгоритмы вселенной сошлись
К одиночеству моему,
Черепушка, ума лишись
Без любви и ум ни к чему

Прошла жизнь подзаборных лир,
Куда дальше теперь стареть?
Я глотаю технический спирт,
Отвечай на призыв мой, смерть!

Когда все закончатся силы

Когда все закончатся силы,
Спадут болезни оковы.
Погладит твой образ милый
Поэта последнее слово

В ночи холодной незримо,
Явлюсь мотыльком на свет твой,
Лишь назови мое имя,
Нарушив вечный покой мой

Лишь вспомни кусочком мыслей
Ласкутного одеяла,
Что времени цепи провисли
И я окажусь рядом

И как мотылек усталый,
Стремлюсь к тебе, маяку я…
Что ж сил так осталось мало?
Я так по тебе тоскую…

Время собирать камни

Время собирать камни —
Мой багаж в дорогу на небо,
Время запирать ставни,
Глаз пустых, отцвела жизни верба.

Время помогать тайно,
Чтоб другим добро твое осталось,
Время уходить случайно,
Переполнила душу лет усталость

Время обломать мачты
И раздать паруса другим на одежду,
Покидая мир этот злачный
Позабыть о шлюхе-надежде

Время снова жить прошлым,
Чтобы будущим оно стало
Образ к старости стал слишком пошлым-
Оттого, что все в жизни достало

Все кончено и потеряло смысл

Все кончено и потеряло смысл,
Настала странная июньская метель.
Я прожил жизнь — одна блага мысль,
Что все страдания окончатся теперь.

Поймав последний свой кусочек счастья,
Я буду скромно тихо угасать.
О, странное июньское ненастье,
Твой снег украсит пусть мою кровать —

Могилу мамину. Её мне смерть с любовью
Готовит ныне, отмеряя срок
Я жил тобою, Да, я жил тобою…
Теперь до смерти проклят, одинок…

Пусть смоет светом дождь

Пусть смоет светом дождь
С души всю грязь людскую,
Утихнет тела дрожь,
Я больше не тоскую

Пусть одинок навек
В исподних и небесных,
Я просто человек,
Я человек телесный

Не верю в чудеса
И уж не жду награды,
Ушедших голоса…
Они мне будут рады

Пусть мрак и ледяная стужа…

Пусть мрак и ледяная стужа
Убьют все чувства, что в душе.
Я верил в свет, но все вотще,
Внутри так пусто, как снаружи

Брожу в себе и вне себя,
Старик с безумным глазами
В груди навеки гаснет пламя,
Ведь не нужна жизнь без тебя

Запой — пребежище таланта,
Он утешение и свет,
Я понял, что и жизни нет
Два дня я жил в начале марта

Пришел морозный, злой июнь,
И мир мой маленький разрушил,
Ничто уж не согреет душу.
Но не волнуйся, просто плюнь.

Лопните вены в висках

Лопните вены в висках,
Смерть, приходи скорей!
Мне уж неведом страх,
Я ведь чужой для людей.

Я ковылять устал,
Среди заросших могил.
Счастья всю жизнь искал,
Свет мне белый не мил

Ты обними хоть, Смерть
Раз я противен им всем.
Я так устал стареть.
Счастью всегда был чужим

Давление скачет, как теннисный мячик

Давление скачет, как теннисный мячик
Кровь носом хлестала опять.
Уже не гадаю, что все это значит,
Давно мне пора умирать

Я свет потерял, угольков не осталось
Замерз я, не будет тепла,
А мне бы хватило самую малость
У музы другие дела

Я в сказку не верю уж ни на курицу,
Нет в жизни ее, хоть убей
Чудовище нынче не станет уж пртнцем
Ты верь в это или не верь

Дриады подсохли,
друиды подохли,
Что ж, мрачным выходит мой стих
А старенький Оле
подался в Лукойл,
Пиарщиком стал он у них

Стена (Переосмысление Pink Floyd)

В себе я Стену возвожу,
Чтоб оградить свое сознанье,
Мечты мне чужды и желанья,
Я в полусне один брожу

Сомнамбула иль наркоман,
Какая разница отныне?
Что героин, что мак, кальян…
Все кирпичи – и Бог-то с ними

Мне смысла нет искать ответ,
Когда в груди угасло пламя,
И выхода за Стены нет,
И люди стали кирпичами!

Когда усталость ломит пальцы

Когда усталость ломит пальцы
И валится из рук перо
И старость вышила на пяльцах
Мой лик, задумчив и суров

Когда лишь смерть дает надежду,
Надежда та ведь умерла,
И саван стал моей одеждой
И строки сложены до тла,

Когда кругом паучьи стаи,
Плетут мой мысленно узор.
Я книги больше не листаю-
Уже мне ясен приговор

Последний поцелуй подарит,
Мне в черном женщина с косой.
А силы… Силы тихо тают.
Но где ж приют последний мой?

Нет смысла встречи новой ждать

Нет смысла встречи новой ждать,
Она логично невозможна,
Когда дышать и думать стало сложно,
Когда приходит время угасать

Когда ты стар — нет смысла встречи ждать,
За близких опасаешься все чаще,
Откройте мне портал в мой день вчерашний,
В него хочу я снова убежать

Туда, где мать жива, где есть еще надежды,
Где рады мне, где ласковы друзья.
А будущее мрак, Да только в «прежде»
Нам почему-то убежать нельзя,

Найти свою любовь уже я не успею,
Но сколько похорон еще мне предстоит?
Покуда это тело не истлеет.
А по греха на небо путь закрыт

Когда все потеряло смысл…

Когда все потеряло смысл,
Когда кончились все попытки,
И в висках колотится мысль
Сгинуть в ракушку старой улиткой.

Когда только одна молитва:
Боже мой, Да скорей бы я помер,
Стар. Проиграна жизни битва
И на небе надпись Game Over