Стихи 2017 года

“…Call my name and save me from the dark…”

Evanescence «Bring me to life»

Бывают дни, когда трещишь по швам…

Бывают дни, когда трещишь по швам,
И лед души заполоняет вены,
И кажется, что глух Господь к мольбам,
Впивается паркет в твои колени…

И даже кофе кажется дрянным,
И сигареты не приносят облегченья,
Все в мире видится каким-то не таким,
Лохмотьями святые облаченья

Забытой болью лед трещит внутри,
Осколками впиваясь снова в вены,
Терзая труп мечты твоей, смотри,
Распластанный на кладбище вселенной

Дремотой опоясан ветхий дух —
Седой отшельник, что промерз в сугробе.
К словам чужим вновь чуток старый слух,
Больным ногам неведомы дороги

Остановилось время на часах,
Упавшая звезда весит на ели,
И шепчут птиц скупые голоса:
«Спокойно. Света ждет в конце тоннеля».

Как важен в этом мире добрый друг.
Сокровище, что потерять боишься.
Не выпускаешь от того из рук,
И дергаешься, что навязчив слишком…

В море житейском

В море житейском, в поисках Бога,
Волны хлестали по сбитым ногам,
Ты укажи мне, Всевышний, дорогу,
К солнцем залитым Твоим берегам…

30 лет шторма, не шутка, Ты знаешь,
С бака на ют я метаюсь во тьме.
Веря, что кроткой молитве внимаешь
И запрещаешь волнам в тишине.

Хочется верить, что шторм не навечно,
Компас укажет к спасению путь,
И обретя в сотый раз человечность,
Боли и скорби узнаю я суть.

Вновь путаются слова

Вновь путаются слова,
Когда все убиты мечты,
И вновь болит голова,
И вновь ускользнула ты…

Тебе не желаю зла,
Потом не вспомню обид,
Ты сердцу была мила,
Ты сдвинула с сердца гранит

Могильный гранит души
Подвинуться быть готов,
Когда с тобой согрешил,
Когда сбросил тяжесть оков

Ты к свету всегда стремись,
А мне вновь пора во мрак.
Кончается моя жизнь
И вновь торжествует враг

Вновь путаются слова,
Вновь путаются мечты,
Тяжелая голова –
Похмелье от пустоты…

Все меньше имен о здравии

Все меньше имен о здравии,
Все больше за упокой.
Все меньше того, что «правильно»
И больше «само-собой»

Все реже над строчкой думаешь,
Ночами все чаше спишь.
Все меньше кого-то слушаешь,
Все больше порой молчишь

Все меньше желаешь лучшего,
Все чаще подвоха ждешь.
Все больше «от случая к случаю»,
Все меньше тебе «невтерпеж».

Где моя изумрудная вестница?

Где моя изумрудная вестница?
Где хранительница костра?
Мне обрушена в небо лестница,
Пожирает меня пустота

Получив свою метку отверженных,
Я не мертвый  и не живой,
Поднеси же свою флягу свежую,
Где таится посмертный покой…

Мы из темной души все сделаны,
Мы осколки ее в миру,
И израненный жизней стрелами
Воцарившись, быть может, умру.

Дай мне, Боже, не видеть зла

Дай мне, Боже, не видеть зла,
Не уметь замечать жестокость,
И не видеть, что мир – зола,
Что он валится в адскую пропасть.

Дай мне сердце, чтоб вновь любить,
Дай с ножом не встречать обиды.
Дай все помнить и все забыть,
Дай взглянуть, будто б я не видел.

Уврачуй этот страх – потерять,
Дай во взглядах увидеть стоны
Даруй веру и благодать
Я – служитель Твой… недостойный…

Каждый раз все немного разное

Каждый раз все немного разное,
Каждый раз все немного новое,
Но оно никогда не праздное,
Хоть порой к нему не готовый я.

Ты легко по болотам бегаешь,
Вымеряю я каждый шаг…
Доверяешь и значит веруешь,
Я ищу указатель, знак.

Но ведь скоро морозной ночью
Путеводная вспыхнет звезда
И тропою сложной, пророчьею
Позовет нас воспрянуть от сна.

Я, оставив одежды ветхие,
Тихо выползу тоже в путь.
Под морозной жизни веткою
Снова встретимся как-нибудь.

Добрых дел фемиаим со смирною,
К колыбели Его несем
С чистым сердцем, с душою мирною.
Восхищаясь, а не прося.

Как часто стал чувствовать лишним себя

Как часто стал чувствовать лишним себя,
Цветы, что хотел бы срывать лишь ломаю,
Холодное небо все давит, губя,
Я больше не вижу в нем отблески Рая,

А птицы сегодня мешали мне спать,
Их песня измученным сущая пытка.
Я в мыслях блуждаю по кругу опять,
Пытаясь нащупать в пространстве ошибку

Пытаюсь проверить, поверить опять.
В живую страну лучезарного света.
Но так велик страх в миражах вновь блуждать.
Я задал вопрос, но не жажду ответа

Когда в пустыне долго ищешь воду

Когда в пустыне долго ищешь воду
И думаешь – ее не существует,
Когда не веришь ты уже в свободу
И аромат цветов твой нос н чует.

Когда душа газетой старой развернулась,
И ум потоп средь строчек пожелтевших,
Надежда танцевала, навернулась…
Душа казалась тряпкою истлевшей…

Вдруг озарит прикоснвенье друга,
Надежда вновь кружится в ритмах вальса.
Перед улыбкой отступает вьюга
И слов мотив перебирают пальцы.

И снова верится во что-нибудь большое,
И теплое, и вечное с тобою…

Опять стремлюсь из полумрака к свету

Опять стремлюсь из полумрака к свету,
Хоть шаг по-прежнему тяжел и неуклюж.
И знаю, асе однажды канет в Лету,
Иль растворится среди грязных луж

Сокровища давно не собираю,
Тупым клинком ворочаю дрова,
И чувствую, как силы тихо тают,
И кашей полнится все чаще голова.

Разбитою телегой по дороге,
Хромая на четыре колеса,
Я все же снова устремляюсь к Богу,
Хочу увидеть Отчие глаза…

Пусть я Его порой не понимаю,
Но Он – одно пристанище душе,
Которая живет всегда страдая,
Но верю, что страдает не вотще…

От эпиграммы к эпитафии

От эпиграммы к эпитафии
Хромает строчка за строкой,
И позитивненьких анафеме
Твой стих уж предан неживой

Ты всем им не под настроение,
Тебе на то давно плевать
Коньяк – синоним для веселия,
Как кофе будем называть?

Усталость им твоя неведома,
Пестрит их психобалаган,
Ты обезврежен, опосредован,
Ты по себе, короче, сам…

И к людям уж давно не тянешься,
Все больше к кофе с коньяком,
А если вдруг один останешьчся?
А если… что тогда, потом?

Закутавшись в свои фантазии,
Уйду тогда в свои миры,
В них так светло, и безобразия
Там чужды и осуждены

Серые мысли доброй души

Серые мысли доброй души
Лодками в небо плывут не спеша
Двери небес отворить поспеши,
Коль в них стучится чья-то душа…

Я на сцене девятый год

Я на сцене девятый год,
Впереди и круглая дата.
Разучившись видеть восход,
Я живу ожиданьем заката.

Стал я чаще путать слова,
Я, порой, не могу их вспомнить.
Так «Садовая голова»
Хочет двинуть частенько кони…

Но чернила текут в крови,
Выливаясь на лист строкою.
Выраженье Его любви…
Неземной выраженье земное…

Я нынче предал поэтическое братство

Я нынче предал поэтическое братство,
Не одеваю больше белый капюшон.
Когда кругом одни бардак и блядство,
Предпочитаю оставаться не при чем.

Мне не писать спастическим хореем,
И залы больше мне не собирать,
И от строки я больше не пьянею,
Скорей херею, можно так сказать.

Не посвящать стихи прекрасной даме,
Им нынче лишь подарки подавай,
И не блевать кровавыми словами,
И не злословить ад, не славить Рай.

В душе пустой, промозглой и пропитой
Нет больше места слову «высота»,
И карта моей жизни уже бита,
И позади последняя черта

Я опять растворяюсь в реальности

Я опять растворяюсь в реальности,
Сигаретного дыма кольцом,
Я опять просчитался в дальности,
Недолет и свинец в лицо.

Я опять бреду шагом ломаным,
В никуда, где нет ничего,
И в себе подстилаю салому,
Как защиту от себя самого.

Пусть кошмары становятся реальностью,
Страх для мертвого незнаком.
Я скачусь в пустые банальности,
Да, таков удел стариков.

И дрожащие руки мерзлые,
И колючий холодный взгляд,
И черта омертвевших грез моих
Отсекает пути назад

Я опять стремлюсь к нелюдимости,
И готов себя монстрам признать,
Ведь все то, что многим не снилось,
На себе я сумел испытать.